ENGLISH POLISH CHINESE KOREAN TURKISH ITALIAN RUSSIAN

 

   О Компании

   Новости

   Услуги

   Время работы

   Благотворительность

   Помощь покупателю

   Контакты


Старший сын выжил а младший не вернулся

Такое трудно представить. Афганскую драму семья Важениных пережила дважды. Судьба уберегла старшего сына Вячеслава, но оказалась безжалостной к младшенькому, Андрею. «Я не могу не идти в Афганистан», — сказал он на прощание родителям. Помахал рукой на КПП воинской части и ушел. Ушел в вечность...

Погасшая свеча над пропастью

Сколько раз за эти семнадцать лет казнила себя Людмила Петровна. Почему не остановила Андрея, ведь сердцем чувствовала беду. Но с горечью осознавала: нет, все равно не удержала бы сына. Время было такое, когда их мальчишки считали своим мужским долгом идти служить, а если потребуется — и воевать. Так воспитывали. И кто же здесь виноват?

После получения последнего письма Андрея из Кабула в феврале 1985 года ее материнское сердце дрогнуло, забилось тревожной птицей — как тогда, во время поездки к сыну в Фергану, в учебную десантную часть, перед самой отправкой его роты в Афганистан. За восемь дней до своей гибели он написал: «Боевая операция прошла нормально, но я, по правде, так намучился, да еще шапку свою зимнюю потерял (в пропасть упала), так я все дни в духовской чалме по горам проползал».

«Шапка упала в пропасть — голову сложит», — с отчаянием подумала мать в тот момент, когда Андрей в составе разведгруппы в районе населенного пункта Теле-Шор шел в бой, оказавшийся для него последним. Погасла свеча — жизнь ее сыночка.

15 февраля 1985 года станет черным днем в семье Важениных. День, за который спустя годы миллионы матерей России будут благодарить Бога, что их сыновья вернулись живыми и что больше никто не пошлет их мальчиков на афганскую войну.

15 февраля 1989 года, когда советские войска окончательно покинут Афганистан, Людмила Петровна и Валентин Федорович Важенины, их старший сын Вячеслав, участник афганской войны, будут сидеть за поминальным столом, смотреть телерепортаж с границы Афганистана и СССР и оплакивать любимого сына и брата.

Завершалась десятилетняя афганская драма, которая от первого и до последнего дня стала их судьбой, трагической и горькой.

«Мы снова уходим на войну»

Разве мог предполагать десантник Вячеслав Важенин в далеком декабре 1979 года в Кабуле, что через пять с небольшим лет его младший братишка Андрей уйдет с его родного плаца в свой последний бой. Что его служба в Афганистане в 1979—1981 годах в артиллерийском подразделении ВДВ покажется еще раем в сравнении с тем, что пережил Андрей, гранатометчик разведроты, участвовавший в 35 боевых операциях, на которые в 1984—1985 годах пришелся пик боевых действий за всю афганскую войну.

Да, именно в 1985 году будут проведены наиболее крупные операции против моджахедов в Панджшере, Герате, Пактии, Хосте и ряде других районов Афганистана. Особенно тяжелыми и кровопролитными в тот год развернулись бои против отрядов Ахмад-Шаха Масуда в провинции Кунар. Не знал ни Слава, ни его родители, что в операциях в провинции Лагман Андрей, действуя в засаде, уничтожил четырех душманов. Не знали родные, хотя письма от него приходили довольно часто. Но сквозь скупые солдатские строки для Вячеслава, десантника-афганца, прочитывалось небывалое напряжение боевых действий: «Не успели прийти с войны, как снова уходили». А для мамы Андрей специально писал: «Мама, не переживай. В Кабуле никто не стреляет, все нормально. День рождения свой отпраздновал в кишлаке в дувале — пили чай с сухарями».

А в первом письме из Афганистана написал: «Служу там же, где и Славик служил, только через плац от него». Сообщил об этом с гордостью, потому что во всем стремился подражать брату, службой которого в десантуре и Афганистане очень гордился. Окончил 8 классов той же школы и то же профтехучилище, как и Слава, успел поработать на Уралмашзаводе. По примеру старшего брата осваивал парашютные прыжки в авиационно-спортивном клубе ДОСААФ. Его прямой путь был в десант, а значит, и в Афганистан.

Вячеслав, сам прошедший войну, говорил, пытался убеждать Андрея не повторять его дороги, пожалеть маму. Советовал написать заявление в военкомат о том, что старший брат прошел Афганистан. А Андрей ни в какую: пойду, и все. Именно Вячеславу придется первым узнать страшную весть о гибели младшего брата. Сердце как чувствовало, когда пришли из военкомата: Андрей! А потом вместе с отцом поехал за матерью в санаторий и до самого Свердловска не сообщали ей о смерти Андрея. В тот год в Афганистане погибли 1868 солдат и офицеров.

Не форму примерял — судьбу

Но тогда, в декабре 1979 года, в военно-транспортном самолете, доставившем их в Кабул, не думалось, что ввод советских войск повлечет начало настоящей войны. Было все в диковинку: природа, селения, люди. Радовали солнце, тепло после зимней промозглой погоды Белоруссии, где успел послужить всего полтора месяца.

Вячеслав был связистом-разведчиком в артиллерийском полку ВДВ, участвовал в восьми боевых операциях. Смерть однажды коснулась его своим дыханием, когда в одном из кишлаков был в спину убит солдат, шедший вслед за ним. Он знал, как тяжко приходится десантной пехоте, несшей наибольшие потери, ее участи не пожелал бы врагу. А младший брат оказался в самом пекле. «Я попал в 350-й парашютно-десантный полк, — с гордостью писал Андрей Вячеславу, — а он в Кабуле самый боевой, участвует во всех операциях».

Вместе с родными Слава читал письма брата и думал об одном: хорошо, хоть не пишет о гибели своих ребят из полка, жалеет мать. Часто брал фотографию в руки, где он сам, лихой десантник, вернувшийся из Афгана, вместе с младшим братом сфотографировался на память. Восторженные глаза шестнадцатилетнего парнишки, то и дело примерявшего его форму. Не тогда ли тот окончательно решил: буду как брат. Выходит, не форму примерял — судьбу.

Вячеслав, как и мама, тоже не мог отговорить Андрея от Афганистана. Как отговорить, если с детства воспитывали в готовности защитить Родину. Они твердо верили: своей боевой работой в Афгане прикрывают южные рубежи своей родной страны, куда много лет спустя хлынет поток наркотиков, оружия, моджахедов, которые пополняют банды боевиков в Чечне.

Последняя встреча в Фергане

Конечно, не мог он, рядовой той войны, предсказать двадцать лет назад, каким эхом откликнется Афганистан. Просто с подсознательной тревогой ждал отправки туда Андрея и говорил маме: съезди к нему, где хочешь найди деньги, но съезди. Сегодня Людмила Петровна и Валентин Федорович благодарны Славе, что настоял, убедил. Судьба отвела родителям две встречи с сыном. Остались и фотографии с Ферганы, как самая дорогая память на свете.

Вот он, исхудавший после десантной «учебки», ест мамины пирожки — самые вкусные на свете. А вот стоит с земляком Сашей Дубовским, с которым призывались в армию и вместе попали в Афган. Стройные, красивые парни, совсем мальчишки, не чувствовавшие приближения беды. Александр Дубовской, чтобы попасть в десант и Афганистан, оставил институт. Он погибнет через три месяца после похорон Андрея. Уже раненный в грудь, рядовой Дубовской будет продолжать стрелять, прикрывая своих товарищей, меняющих огневую позицию. Как и Андрей, скончается на поле боя от полученных ран.

Наверное, можно позавидовать стране, у которой такие сыновья-герои. Но кто измерит глубину материнского горя?

«Слава пришел, и я приду»

Такое трудно представить. Людмиле Петровне, которой выпало материнское счастье дождаться старшего сына с войны, вновь придется все пережить: душевную тревогу, томительные месяцы ожидания, но теперь еще и самое страшное — боль утраты. По-настоящему характер сына поняла там, в Фергане. Добрый, спокойный, безотказный, он остался непреклонен в своем решении идти в Афганистан: «Мама, Слава пришел, и я вернусь. Не расстраивайся, пожалуйста».

Она вспоминает сегодня: «У меня сердце чувствовало, что не вернется. Я взяла с собой удостоверение ветерана боевых действий Вячеслава, говорила Андрею: мол, давай покажу его твоему командованию. А он отвечает: «Вот еще, с документами к командиру пойдет. Все земляки идут в Афганистан». Я его умоляла, просила, но все бесполезно. Сердце чувствовало, но ничего ему не сказала. До конца держалась — нельзя было мальчишку со слезами провожать».

А Валентин Федорович с грустью добавил: «Когда мы были у Андрея, к одному солдату приехала жена из Тюмени. Она умоляла мужа остаться, не идти на войну, к командирам ходила. А тот и слушать ничего не хотел. Все они были один за другого».

Для родителей дорого все, что связано с сыном. Семнадцать лет прошло, а они все сожалеют о несостоявшейся встрече с женщиной-медсестрой, на руках которой умер Андрей после ранения. Проезжая через Свердловск, она нашла его могилку на Северном кладбище и дом Важениных, но не застала их дома. В профтехучилище № 82, которое окончил Андрей, сделали фотоальбом в память о нем. На его могиле всегда много цветов. О нем с большой теплотой вспоминают все, кто его знал, — школьные друзья и преподаватели, мастер ПТУ, которому Андрей приносил профсоюзные взносы. В училище он был лучшим сварщиком, не раз побеждая в различных конкурсах. Простой русский паренек с чистым сердцем и доброй улыбкой. На таких, как он, во все времена Россия держится.

Когда его провожали в армию, Слава говорил матери: «Не отвлекай, пусть Андрей с девушкой побудет, повлюбляется». А он так и ушел нецелованным...

У сиротского окна
Сядет девушка одна.
Свадебный не сшит наряд,
Женихи в земле лежат.

«Не плачь, Андрей с нами»

Важениным не забыть день похорон, когда очень много людей провожали Андрея в последний путь. Сама не своя от горя, Людмила Петровна помнит слова своей мамы Татьяны Ивановны, очень набожной старой женщины, не проронившей ни одной слезинки у гроба внука и сказавшей дочери: «Не плачь, Андрея рядом нет, но он с нами».

Она не могла пережить горя, в отчаянии хотелось руки на себя наложить. Но рядом были муж и сын, о которых надо было заботиться. Пройдет немного времени, и она будет утешать старшего сына Вячеслава, у которого из-за тяжелой болезни уйдет из жизни молодая жена, добрая и душевная девушка. Людмилу Петровну в материнском горе поддержат работники ее родного цеха на Уралмашзаводе, в котором она проработала с 18 лет до самой пенсии.

…Не все время быть беде. Вновь обретет свое семейное счастье Слава, у которого родится сынишка Дима, в младенчестве очень похожий на Андрея, такой же послушный и добрый мальчик. В цехе № 40, где работал Андрей, сделают оградку на его могилу. Людмила Петровна подружится с матерями погибших «афганцев». Встретится с мамой капитана Владимира Лаврущенко, единственный сын которой дважды служил в Афганистане и погиб в одном бою с Андреем. Своих истинных друзей Важенины обретут в лице генерального директора ЗАО «Таганский ряд» Виктора Тестова и его соратников, которые много лет помогают им материально, поддерживают семьи, потерявшие близких на войне, накрывают стол на все праздники и памятные даты.

«Я благодарна Виктору Николаевичу Тестову, очень доброму и отзывчивому человеку, который помог мне похоронить маму, хотя я и не обращалась за помощью, — говорила Людмила Петровна. — Мне очень запомнились его слова о том, что, пока существует «Таганский ряд», семьи погибших воинов-афганцев могут быть уверены: помощь будет регулярна и постоянна, несмотря ни на что, мы не бросим матерей погибших ребят в беде».

Жизнь продолжается

Во время беседы с родителями Андрея, его братом Вячеславом невольно наблюдала за Димой, своей застенчивостью и улыбкой очень похожим на своего дядю, которого ему не суждено увидеть. Он внимательно слушал нас, смотрел как бы заново на фотографии Андрея, давно знакомые и родные для него. Наверное, в детской душе свершалась трудная нравственная работа, не видимая нам, взрослым. Бабушка, с любовью глядя на внучонка, говорила простые слова: «Вот мое утешение. Одного Бог взял, другого дал».

За окнами холодный ветер немилосердно качал деревья. А мы все говорили и говорили об Андрее. Вспомнились слова его бабушки: «Андрея нет, но он с нами». Жизнь продолжается…

Ирина МАЙОРОВА